Сегодня 16 октября 2019 года, среда.

Вегетарианство

Мы против пожирания трупов

Вегетарианство (?)

Вегетарианство и его история
Сведения по физиологии питания
Привычки и стереотипы. Мясо
Основные питательные вещества
Питание и природа человека
Питание и болезни. Переедание
Вегетарианство и здоровье
Экономические аспекты
Люди и животные
Вегетарианство и современные диеты
Вегетарианство и голодание
Примеры лечения c голоданием
Вегетарианство и опухоли
Вегетарианство и повседневная жизнь
Препятствия, опасения, рекомендации

Питание и рак (?)

Симптомы дискомфорта
Чего надо остерегаться
Напитки бывают разными
Вода, соль и рак
Белки и опухоль
Несладкая «сладкая» жизнь
Какие жиры предпочтительнее
Старение и рак
Витамины в борьбе с раком
Незаменимы, как и витамины
Две стороны одной медали
Сыроедение
Раздельное питание
Книги про голодание и рак
Важно, как вы готовите пищу и из чего
«Малые дозы радиации - это беда»
Не сдавайтесь, и вы победите!

Происхождение мучных бабок в Литве (невероятная история от Игнатия Яцковского)

Новогрудский адвокат и талантливый литератор Игнатий Яцковский, тот самый, который открыл публике творчество крестьянского поэта Павлюка Багрима, донес до нас также невероятное предание о том, откуда завелись бабки в Великом Княжестве Литовском. Нет, не «деньги» на жаргоне, а большие ароматные круглые бабки, самый вкусный деликатес классического пасхального стола. Это сегодня слово «бабка» вызывает ассоциацию с бабкой картофельной. Но во времена Яцковского (середина XIX в.) картофельные бабки были у нас еще редкостью, да и название свое они получили от бабок мучных, по аналогии, так же как и многие другие блюда из картофеля унаследовали названия от мучных предшественников. Саму историю Яцковского строгие историки кулинарии считают скорее анекдотом или байкой. Она передает не реальную атмосферу Литвы сразу после Кревской унии, но то, как ее воспринимали полонизированные «литвины» середины XIX в. Ведь на то время популярность и бабки, и ковенского «липца» насчитывала несколько столетий, несведущим же в истории людям казалось, что так было всегда. Что ж, наша история такая длинная и глубокая, в ней так много временных слоев, что каждое поколение должно открывать ее для себя заново. И, пожалуй, не так важно, когда пасхальные бабки и питьевой мед появились на столах наших предков, как то, насколько мы их ценим сегодня и умеем готовить.

Что только короняжи (жители Короны — польской части Речи Посполитой) на литвинов не наговаривают, утверждая, что к ним самим надо ехать за умом, а на Литву за деньгами. А тут оказывается, что когда наш Ягайло женился на Ядвиге из Короны, то ему было стыдно, что его жена не имеет чем принять гостей у себя, так как у нее — ни аптечки, ни ветчины. Итак, осмотревшись немного в доме, король Ягайло понял, что от неудобства этого иначе не избавишься, как только подговорив Ядвигу поехать на Литву под предлогом крещения язычников, к чему она как женщина имела чрезвычайную слабость, а по сути, чтобы показать своей жене, какие там были хозяйки.

Так в 1387 году на Попелец (Первый день Великого поста, когда священник посыпает верующим головы пеплом), по короняжскому календарю, — ведь литвины еще Пепельную Среду не знали — учтивый Владислав Ягайло со своей молодой красивой Ядвигой приехал в Вильню, но не было в то время ни кофе, ни чая в обиходе. Обычно в Короне похлебка пивная с сыром и гренками занимала это место, а в Литве уже было кое-что получше, чтобы принять королеву.

Пани Корибутова, невестка Короля, княгиня Новогрудская, пришла к ней утром в шикарном, домашней работы пудермантеле (накидка, которая завязывалась под шеей и не имела рукавов) и велела внести за собой на серебряном подносе в золотых чашах похлебку из ковенского меда, приправленную желтками свежих яиц и разными корнями, а к ней — сухарики и печенье, которое сама сделала. Молодая Ядвига, отвечая на любезность литвинки природной вежливостью, в которой короняжи до сих пор никому не дают себя опередить, сев за завтрак, не знала, как это сделать, ведь ложек на столе не было, а без ложек пивную похлебку в Кракове не ели. Король, увидев ее беспокойство, попросил Корибутову, чтобы и она села за стол и показала королеве пример, как надо есть. Пани Корибутова, думая, что королева подозревает, нет ли в еде отравы, долго не отказываясь, села за стол и, помочив кусок пирога в поливке, начала завтракать, наклоняя золотую чашу. Держала ее за оба ушка домотканой, из литовского льна, скатертью, вышитой урианским жемчугом.

Королева, посмотрев на это, подумала: «Надо ей это простить и сделать тоже так, потому что литвины еще язычники, а потому дикари». Но когда тем же способом она попробовала ту похлебку из чаши, предназначенной для нее, то начали поглядывать: королева на печенье, а король, счастливый, что сделал жене такое удовольствие, на королеву, а потом заговорил с ней наполовину в шутку, наполовину торжествуя:



— А что, любимая, нет у нас таких сладостей в Кракове?

А она с восторгом воскликнула:

— Ой, ба! Ба! Если бы мы это имели!

И в продолжение разговора сказала панне Корибутовой:

— А какое же вы необычное пиво имеете!

Княгиня Новогрудская, которая в то время еще не знала ни слова по-польски, поклонилась королеве, не зная, что ответить; осталось у нее в памяти только то междометье «Ба! Ба!», и от того происходит название бабы, которую позже нежно переименовали в бабку.

А король, смеясь, добавил:

— Но это не пиво, это — ковенский липец.

Королеве это так пришлось по вкусу, что с того времени приказывала, чтобы ей всегда подавали такой завтрак. Ее пример сразу переняли паны и пани, прибывшие из Короны, и ковенский мед поднялся в цене. А закон бернардинцев, который через несколько лет был там основан, получил от короля привилегию делать мед на продажу, что ему в то время обеспечило хороший доход.

Жаль, что молодая, красивая и добрая королева недолго жила, так как уже стала хорошо учиться секретам, как делать бабки и ветчину, которая называлась за границей зельцем. Однако по той причине, что она не делала этого собственными руками, как в то время делали литовские пани, а приказывала делать поварам, те свои ученые рецепты составили, а вернувшись домой, дорого продали их короняжам. Но и до сих пор в Короне нет ни хорошей бабки, ни хорошей ветчины.

Рецепт

Бабы (пироги) тяжелые, которые долго не черствеют, очень вкусные, Винцентины Завадской (из «Кухарки литовской»)

Составляющие:

  • 1 л муки,
  • 1/2 стакана топленого масла,
  • 1 стакан молока,
  • 50 г дрожжей,
  • 10 желтков,
  • 5 целых яиц,
  • 200 г сахара,
  • 65 г сладких мигдалов (миндаля),
  • 130 г изюма без косточек,
  • 65 г цукатов или жареной в сахаре апельсиновой цедры,
  • соль.
  • Масло и панировочные сухари для формы.

Приготовление: половину муки развести теплым молоком, смешанным с дрожжами, хорошо перемешать и оставить в теплом месте, чтобы росло. Когда тесто поднимется, доливать понемногу, тщательно перемешивая, хорошо взбитые яйца (включая желтки). Досыпать остаток муки и взбивать тесто, пока не начнет отставать от рук. Всыпать сахар, влить топленое масло комнатной температуры, добавить немного соли. Наконец бросить мигдалы (лучше тонко нарезанные вдоль), изюм, цукаты, очень тщательно размешать и положить в смазанные маслом и обсыпанные сухарями формы, заполнив их наполовину. Когда тесто хорошо подрастет, выпекать в горячей печи 1 час 15 минут.

Опубликовано в газете «Звязда» от 17 декабря 2013 года. Источник (в переводе): http://zviazda.by/2013/12/25682.html

Смотрите другие материалы из раздела "Дополнительно".


Вы можете авторизоваться через следующие сервисы:


Оставить комментарий
Ваше имя:
Ваша почта:

RSS
Комментарий:
Введите символы: *
captcha
Обновить

Добавляя комментарий, вы подтверждаете свое согласие с условиями Пользовательского соглашения и разрешаете сбор и обработку своих персональных данных.


© 2008 - 2018. Пользовательское соглашение. Страница создана за 0.989644 с